Сашка

Сашка

Когда прилетел Сашка, мы с Анечкой сидели на набережной и ели мороженое. Сашка рухнул прямо перед нами, красивый, бледный, в какой-то несуразной рубашке и неизменной кепке.
Мы очень испугались.
— Привет, девчонки. Есть конспект по зарубежке? Очень надо.
Мы обе молча уткнулись в сумки, вытащили по тетрадке и протянули ему. Ни одна на него не смотрела. А он сгреб все в охапку, схватился за ветер обожженными на солнце руками и опять улетел.
У Анечки пропал аппетит, а мне вдруг стало холодно. Это все было из-за Сашки.
Просто Сашка – вампир. На самом деле, конечно, только наполовину, мама у него дриада, работает в Ботаническом, а живет в соседней с нашей квартире. Отличная тетка. Это она научила Сашку летать на ветре.
В общем-то, Сашка тоже мог бы стать каким-нибудь древесным духом, и стал бы, если бы не нянечка. Когда он был в детском саду, нянечка кормила его манной кашей. А Сашка кашу не любил и есть не собирался. Тогда нянечка накормила его силой. Сашка очень обиделся и ночью съел нянечку. И стал вампиром.
Поэтому его все боялись. Ну, и еще потому, что иногда Сашка напивался и всех кусал. Нет, не смертельно, чисто так, чуть-чуть. Потом, после укуса, голова немного болит и слабость, но это быстро проходит.
Да, меня он тоже кусал. Но я не обижаюсь, люди, когда напьются, и похуже вещи делают, и не извиняются. А Сашка извинялся. Всегда.
Мы с Анечкой еще посидела, так, для вида, чтобы никто не подумал, что мы испугались, и настроение у нас ухудшилось, и разошлись. Анечка пошла пешком, потому что жила здесь же, на Ваське, а я нырнула в автобус, потому что не умела летать на ветре.

Вечером пришла Катька. У нее были грустные искорки в глазах и горький шоколад в сумочке. Она пила чай и задумчиво листала Мисиму.
У Катьки болела дочка, а муж был далеко, в плавании, и его номер говорил чужим электронным голосом «Абонент временно…» Катька грустила. Она приходила к нему во сны за улыбками и к нам, по-соседски, за сказками. Мы с матерью собирали для нее все, что у нас были, складывали в большой пакет и добавляли воздушные шарики, чтобы было не так тяжело нести. Но этого было мало, и Катька все равно грустила.
Уходя, она столкнулась с Сашкой. Он стоял на лестнице и курил, и Катька задела его дверью.
— Извини. – Сказала она и испугалась.
— Ничего. – Ответил Сашка, но Катька уже бежала вниз по лестнице, и ее каблучки цокали очень тоскливо.

А утром в универе Катька улыбалась. С дочкой осталась бабушка, и она, наконец, пришла на занятия. В руках у нее был оранжевый бумажный журавлик.
— Вот, нашла сегодня в дверях. Думала, опять счета, а оказался вот этот…
На крыльях журавлика было криво нацарапано «Не грусти!»
А потом пришла Оля, у которой украли сумку, и она тоже улыбалась. У нее был синий журавлик. А у Иришки (она потеряла очки) – фиолетовый. Зеленый был у Жан-Поля. Он просто скучал по дому. Когда пришел Сергей Викторович и начал лекцию, все сразу поняла что у него – белый журавлик, так хорошо он улыбался. И всем отчего-то было очень легко.
Только Сашка сказал, что забыл наши конспекты, и нырнул на заднюю парту. Он тоже улыбнулся, но клыки все испортили.

Как-то раз Сашка покусал незнакомую девушку. Не потому, что выпил, а потому, что заболел, а лекарства ему не помогали. У вампиров же все не как у людей. А девушка на следующее утро защищала диплом, и защитила его на четыре, потому что у нее кружилась голова и поднялась температура.
Сашке было очень стыдно. Он принес ей букет цветов, но цветы сразу завяли. Потому что Сашка – вампир.

После занятий мы вчетвером отправились к Наташе. Она недавно стала мамой и очень звала в гости, а мы – это Клякса, Марина с Егором и я. Мы выбрали самый большой торт и пришли.
Наташа сияла.
— Смотрите! – сказала она с порога – Под дверью нашла.
На столе стояла целая корзина с журавликами. И у всех на крыльях было написано «Поздравляю!»

У Наташи мы просидела до самого вечера. А вечером я пошла к Сашке. То есть мне очень не хотелось и было страшно, но завтра ждал зачет, а готовиться было не по чему.
Дверь открыла тетя Света, Сашкина мама.
— Ой, как хорошо, что ты зашла! У меня все кипит, а надо срочно на почту слетать, пока не закрылась. Посидишь?
— Посижу. А…
— А Сашка где-то носится. Конспект твой у него в комнате на столе. Я скоро!
Тетя Света накинула пальто и выпрыгнула в окно, прямо в ветер. А я убавила огонь под кастрюлями и пошла в Сашкину комнату. Очень не хотелось, но Сашка мог сегодня не вернуться, а конспект…
В комнате были журавлики. На полу, на кровати, на столе, на книжных полках, даже на потолке. Красивые, разноцветные, большие и маленькие, не законченные, смятые, под бумажными обрезками…
— Привет – сказал Сашка. Он стоял на пороге и смотрел на меня, а мне стало стыдно.
— Я хотела конспект забрать… — сказала я.
— Ага. – Сашка вытащил из-под журавликов тетрадку, протянул мне и вдруг произнес – Есть поверье, что если сделаешь тысячу журавликов, твое желание исполнится. Только у меня не получается. Я все раздариваю и сбиваюсь со счета.
А я взяла тетрадку и почему-то спросила:
— Хочешь, я тебе помогу? Это же ничего, если тебе помогут?

Зачет мы с Сашкой не сдали. Но это все ерунда, потому что утром в Сашкиной комнате была ровно тысяча журавликов, а последние десять получились из конспекта. И Сашку я больше не боялась. Ни капельки. Потому что глупо бояться человека, который верит в тысячу журавликов. Даже если он вампир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *